Зачем нужны волонтеры в детских больницах? Необычная история о любви к детям

Межрегиональная общественная организация социальной помощи «Наши дети» возникла в Санкт-Петербурге в 2008 году и сегодня насчитывает 120 волонтеров. Благотворительная деятельность организации началась с помощи одной больнице, в которую попадали дети из интернатов. Домашние дети проживали в палатах с мамами, а дети-сироты нуждались во внимании, заботе и помощи приходящих на дежурства добровольцах. Со временем эта деятельность распространилась на 8 больниц, включая инфекционные. Благодаря творческой самореализации волонтеров и командному сотрудничеству, успешно развиваются сопутствующие проекты: «Розовый слон», «Маленькие путешественники», «Гостевая семья», «Старшая сестра», «Ярмарки», «Помощь детским домам», «Передышка», «Лужайка» и другие. О трудностях и победах этих проектов мы поговорили с руководителем направления «Помощь детям в больницах» Кариной Тимониной.
bowaL1wBGlcКарина, расскажите, пожалуйста, что Вас привело в организацию «Наши дети«?
Сюда я пришла в 2009 году после нескольких лет поиска такого рода деятельности. Хотела быть нужной: не просто ежемесячно пересылать деньги и покупать памперсы, а вкладывать душу и видеть результаты труда.
Многое в жизни предопределяет детство. Некоторое время я росла в неполной семье. Примером для меня является мама, с которой у меня очень сильная эмоциональная связь. Она взяла на себя ответственность за других людей, а ее никто заменить мне не мог. Мама всегда была рядом и мне сложно представить, как могут дети, и даже взрослые, обходиться без маминой заботы, опеки, внимания. Чувство сострадания к детскому одиночеству привело меня в эту организацию, и я не представляю себе другого пути.
Какое впечатление, опыт Вы получили в начале своего служения, как волонтер? Что запомнилось больше всего?
Lz6sOgy2KzMКогда я начинала трудиться в организации «Наши дети», в детские дома волонтеров практически не пускали. А в больнице нам были рады. Представьте себе испуганного ребенка, которому предстоит проходить множество непонятных процедур, операцию, страх смерти.  Домашние дети находятся под опекой мамы: она берет на себя основные испытания. На их фоне сироты в палатах выглядят ненужными, преданными, забытыми.  Но стоит окружить их вниманием, заботой и лаской, они, как политые цветочки, крепнут, тянутся к жизни, расцветают. Благодаря нашей работе дети чаще получают второй шанс на жизнь: врачи берут их на сложные операции, после которых они быстрее поправляются. А что может быть дороже человеческой жизни?
Хорошо помню свое самое первое дежурство. Мальчика звали Русланчик. Он был совсем еще маленький и с множеством сложнейших диагнозов. Через некоторое время после выписки Русланчика не стало. Единственное, что утешало в тот момент: мы сделали все, что могли: были рядом, ребенок не был брошен и одинок…
До замужества у меня было много свободного времени, и я ходила в больницу на Комсомола очень часто: несколько раз в неделю. Предыдущий координатор больницы временно отошла от дел, и я с удовольствием согласилась выполнять ее работу. Было сложно, особенно первое время. Нужно было познакомиться и наладить отношения со всеми волонтерами, понять работу и принцип взаимодействия с больницами. Так я проработала около года и перегорела, не хватало сил. Мне пришлось сделать небольшой перерыв. Хотя при всей усталости, я не собиралась совсем покидать организацию.
0lfzi4w1CcsПотом я ушла в декрет и домашние заботы. Краем глаза следила за всеми новостями организации. Когда мой ребенок немного подрос, стала помогать дистанционно: организовывала обучение для волонтеров, паломнические поездки для православных, поддерживающие встречи, «интеллектуальный клуб», который помогает решать насущные вопросы.
Когда пришло время отдавать ребенка в садик и возвращаться на постоянную работу, я поняла, что не получаю в ней того морального удовлетворения, радости, смысла, который был в волонтерском служении. Благодарю родных, которые дают мне возможность заниматься этим любимым делом.
Когда вы стали руководителем направления «Помощь детям в больницах» и как восприняли это повышение?
Все случается в свое время. Когда предыдущий руководитель устала, меня попросили продолжить ее начинания. Лучшей работы я не могла себе и представить, несмотря на все ее сложности. Когда дети попадают в больницы, там нет ни праздников, ни выходных – мой график не нормирован. Позвонить мне могут в любой момент! Я до конца не принадлежу себе и своей семье, а выходных нет по 2-3 месяца. Но я знаю ЗАЧЕМ я это делаю и получаю колоссальное моральное удовлетворение. Первое время я очень сильно переживала, считая себя недостойной такой ответственности, спрашивала себя: «Подхожу ли я на такую работу? Справлюсь ли?» Как в любом другом деле, у меня не все получается так, как хочется, но со временем нарабатывается опыт и некоторые сложные вопросы постепенно решаются, работа оптимизируется. Все основные действия мы фиксируем в «дневничке» ребенка, созваниваемся после каждого дежурства. Много внимания вкладываю в обучение волонтеров, начиная с самого первого собеседования.  Чтобы минимизировать форс-мажоры, за сутки обзваниваю дежурных и уточняю их планы, а заодно отправляю свежую информацию по ребеночку. Также веду волонтерские чаты, благодаря которым мы можем экстренно найти нужных волонтеров.
Волонтеры работают исключительно на энтузиазме, добровольно и безвозмездно. Как Вы их мотивируете, как решаете проблему эмоционального выгорания?
Отличительная особенность организации «Наши дети» заключается в том, что большая часть работы строится исключительно на добровольных началах, без финансирования. Я испытываю большую благодарность к Наташе Аликиной и Нике Сокол, которые все это начали: поверили в успех, не испугались трудностей, личным примером вдохновляли людей.
XokjHurHkdsСамым важным условием успеха в этой работе я считаю индивидуальный подход к волонтерам. Сначала кажется, что всех охватить невозможно, но удивительным образом все получается. Во время разговоров я интересуюсь не только дежурствами, но и чувствами волонтера: как у него идут дела, как пережил свою последнюю проблему, как самочувствие. Так возникают теплые и доверительные отношения, а это необходимо в нашей работе. Чем теплее руководители к волонтерам, тем теплее они к детям. Я стараюсь прислушиваться к пожеланиям волонтеров: к каким детям комфортнее ходить на дежурства, как часто человек это может делать, сколько времени готов потратить за один приезд.
Как организатору, мне удобнее, чтобы волонтер выкладывался «по полной», приезжая часто и оставаясь надолго. Но проблема выгорания наносит ущерб как волонтерам, так и всей организации в целом. Мне важно оставаться одной семьей, заботиться друг о друге. Благодаря Марии Тимофеевой, мы организовали грамотную психологическую поддержку из нескольких талантливых специалистов. Эмпатирующие, чуткие люди, незаменимы в общении с больными детьми, но именно они оказываются в группе риска «выгорания», т.к. принимают чужую боль близко к сердцу, как свою собственную. Мы стараемся как можно лучше познакомиться с индивидуальными особенностями волонтеров и постепенно вводить их в график дежурств.
Какие результаты Вас воодушивляют? Как Вы узнаете о том, что все делаете правильно?
Одна из самых сложных проблем в нашей работе – понятно объяснить, а зачем мы вообще этим заняты. Дети привыкают к особенному вниманию, заботе и ласке. Потом они возвращаются в коллектив и скучают по возникшим привязанностям. Мы не можем помочь устройству ребенка в семью хотя бы потому, что не имеем права публиковать его фотографии. Но иногда чудесным образом так складывается, что кто-то из волонтеров забирает ребенка к себе. Такие встречи — наши общие победы!
Очень воодушевляет «чувство локтя», близости к единомышленникам, единодушие.  Как сказал нам духовник, мы — пальцы Христовы, все вместе — рука, которой Сам Бог Творит добрые дела.
Как эта деятельность влияет на вашу личную жизнь? Что вы можете посоветовать новеньким?
dWmxbqy1gAw
И встречи, и дежурства, и расставания с детками, конечно, влияют на мое эмоциональное состояние и личную жизнь. Без этого никак! Особенно трудно, когда ребенок умирает. Не всем под силу такие испытания. Кто-то не может на это смотреть, а я не могу сидеть дома и скучать, пока это происходит с моими ближними. Когда я была в декрете, читала новости о наших ребятах на сайте, то рыдала оттого, что не могу быть там, вместе с ними! Поэтому сейчас я особенно ценю то время, которое провожу с единомышленниками: добрыми, неравнодушными, живыми людьми!
В наш сумасшедший век большинство людей в погоне за хлебом насущным нацелены исключительно на зарабатывание денег. И наша деятельность – как сито – отделяет зерна от плевел. Я очень люблю и уважаю всех без исключения волонтеров: горжусь знакомством с каждым из них! Эта наполненность обогащает все мои отношения. Поэтому всем людям я советую учиться соблюдать баланс «брать-давать», не бояться трудностей, верить в хорошее, быть верными своему призванию, искать диалога с Богом.
С Кариной Тимониной беседовала Юлия Ваулина
Подробнее узнать о волонтерской организации «Наши дети» можно на сайте

Комментарии